Книга Левит. Постановления о жертвах.


Книга «Левит». Постановления о жертвах.


Третья книга Пятикнижия – это т.н. книга «Левит», известная в свое время также как «Закон священников» или «Закон жертв». Содержание книги относится к обязанностям священного Левиина колена в отношении отправления ветхозаветного культа: жертвоприношения, религиозно-обрядовые очищения, праздники, теократические подати и т.д. Книга Левит это большей частью сборник правил и установлений. В ней содержится только два повествовательных эпизода: смерть Надава и Авиуда (10:1-3) и казнь богохульника (24:10-23).

Здесь получают подробное развитие и продолжение постановления закона книги «Исход» (ее 2-й части). Главная идея и цель данной книги – образование из Израиля общества Господня, которое состояло бы в тесном благодатном и нравственном общении с Иеговою. Этой цели служат находящиеся в Левит постановления:

1) жертвах (главы 1-7);

2) посвящении священнослужителей (главы 8-10);

3) чистом и нечистом (главы 11-16);

4) личной святости членов общества Господня в семейной и общественной жизни (главы 17-20);

5) святости и порядке всех отправлений богослужения, культа, о священных временах и т.д. (главы 21-27).

Т.о. задача книги – освящение членов народа Божия. Главная мысль и смысл ее – «Будьте святы, ибо Я свят, говорит Господь». Левит раскрывает святость Божию и показывает путь стяжания ее.

Еще в книге «Исход» (гл.20:24) мы слышим призыв Господа: «Сделай Мне жертвенник из земли и приноси на нем всесожжения твои и мирныя жертвы твои, овец твоих и волов твоих; на всяком месте, где Я положу память имени Моего, Я прийду к тебе и благословлю тебя».
Автором книги Левит, в которой подробно говорится о жертвах, видах их, способах приношения, считается пророк Моисей.

Но жертвоприношения существовали и до Моисея:

-Тесть Моисея – Иофор – священник в Мадиамской земле – приносит всесожжение (Исх.18:12);

-Моисей просит фараона отпустить народ в пустыню из Египта для жертвоприношения (Исх.3:12,18; 5:1,3,8,17).

-Моисей ставит жертвенник в пустыне Син (Исх.17:15), до повеления Исх. 20:24;

-у евреев были священники (Исх.19:22,24) до повеления Божия об избрании Аарона и его сыновей (Исх.28);

-жертвы Каина и Авеля (Бытие 4:3-4);

-Ной принес жертву Богу (Исх.8:20-21), в которой уже видны черты кровавых жертвоприношений: Ной устроил особый жертвенник, взял только чистых животных, жертвоприношение имело особый вид – всесожжение;

-Авраам приносил жертвы, а иначе он не понял бы повеления Бога (Бытие 22:2).

Многие богословы считали, что Бог установил кровавые жертвы еще через Адама. Одним их первых среди них был митрополит Московский Филарет, который считал, что Бог одел в кожаные ризы первых людей, принеся ради этого в жертву животное: «Бог научил человека и приносить в жертву животных, и обращать их кожи в одежду, чтобы сими жертвоприношениями он был вразумлен убивать в себе скотоподобные вожделения и страсти, имея перед очами будущую жертву победоносного Семени жены…»

Но нет в Бытии на это прямого указания. Свт. Иоанн Златоуст не уверен был, что кровавые жертвы даже у евреев установлены Богом: «Бог попустил евреям приносить и Ему кровавые жертвы, культ которых был уже у язычников. -Ссылаясь на Ис.11:1, он продолжает,- слышал ты глас Бога, весьма ясно говорящий, что сначала Бог не требовал жертв… После же позволил, снисходя к нашей немощи…чтобы предотвратить большее зло. Как увидел Он, что евреи…хотят жертв, готовы, если им не позволят, обратиться к идолам…позволил им жертвы…Бог позволил им жертвы уже после того, как они совершили праздник в честь злых демонов…но не навсегда дал позволение…Он позволил приносить жертвы только в Иерусалиме, потом …разрушил этот город… Если бы прямо запретил, они бы не легко отказались, а Он незаметно отвел их от этой страсти по необходимости быть вне Иерусалима». Это отрицательные мотивы ветхозаветных жертв.

Что касается положительных мотивов, жертвоприношения несут идею служения Богу применительно к духовному состоянию ветхозаветного человечества и по соотношению с будущей всемирно-искупительной жертвой Иисуса Христа.
Общее имя жертвы по-еврейски «корбан», что в переводе означает «приносить, приближать». С одной стороны, она приносится на жертвенник, с другой, сближает приносящего с Богом. Другой перевод – «просфора», «oblatio» содержат в себе идею дара, посвящения себя и своей собственности Богу.
Весь строй ветхозаветных жертв, начиная с жертвы пасхальной, которая совершилась первой при исходе, и, кончая хлебным приношением, несомненно, нам указывает на ту единственную жертву, благодаря которой люди получили очищение и искупление, и прощение всех грехов.

Итак, книга Левит открывается установлениями, касающимися жертвоприношений, которые делились на пять видов.

Глава первая содержит предписания относительно т.н. жертвы всесожжения. Это частная жертва (по обету отдельного человека). Еврейское название «olah»-восходящая, всецело возносимая на жертвеннике, и «ischscheh»-горящая, сожигаемая (Втор.33:10; Пс.50:21).

Жертва всесожжения – это главная жертва, поскольку через нее человек всецело посвящает себя Богу. Для всесожжения годилось животное из крупного или мелкого рогатого скота (мужеского пола) или птицы – горлицы или голуби (любого пола). Животное должно было быть «без порока», т.е. без недостатка (Лев.22:21-23), потому что только такое животное могло символизировать силу и жизненность жертвенного предания себя Богу.

Какие действия совершались:

1) Руковозложение: жертвователь (или наследник, если обряд совершался за умершего, или старейшины, если жертва приносилась от всего общества) возлагал руки на голову жертвенного животного у северной стороны жертвенника (1:11). Это действие, по мнению Лопухина, символизировало не перенесение грехов на жертву, а предание себя Богу и ожидание жертвенного «покрытия», умилостивления.

2) Заклание: тоже совершал приносящий, но ему могли помогать левиты, особенно при стечении людей (2Пар.29:24,34; 30:17; 35:14). Происходило у северной стороны жертвенника, т.к. это была единственная незанятая сторона. Столь подробные указания о способе принесения жертвы, отчасти, помогают причинять животному как можно меньше страданий. Символика заклания: во-первых, смерть – это оброк греха (Рим.6:2-3); во-вторых, без пролития крови нет прощения грехов (Евр.9:22; Ис.53:12). А главное, все это предуказывает Крестную Жертву.

3) Дальше уже подключался священник: он собирал кровь из раны и кропил ею жертвенник. Кровекропление совершалось по-разному, в зависимости о степени интенсивности умилостивительного момента (могли окропляться бока жертвенника, только рога, завесы во святилище, ковчег завета и т.д.).

Остатки крови выливались к подножию жертвенника (в Соломоновом храме для этой цели были две сточные трубы, по которым кровь поступала в поток Кедронский). Кровь у евреев считалась седалищем души и жизни, ей приписывали очистительную и искупительную силу (Лев.17:11). Кроме того, в пролитии ее к подножию жертвенника святые отцы видели прообраз Христовой Жертвы (Евр.10:4). Например, Кирилл Александрийский писал: «Кровь служит образом души. Положил душу Свою Еммануил не за одну только Церковь язычников, но и за подзаконных, ибо мы куплены кровью Христовой…».

4) Священник с  животного снимал кожу (7:8), и она по закону принадлежала священнику (возможно, ее использовали для нужд святилища), рассекал жертву на части, мясо обсыпал содомской (т.е. добытой в Мертвом море) солью, сжигал на жертвеннике всю жертву (отсюда – всесожжение). По-еврейски «сжигать» применительно к жертве всесожжения – «hiqtir»- глагол с  достаточно узкой сферой употребления: сожигание фимиама или возжжение светильников в храме, а также сжигание жертвы в алтаре, в своем значении подразумевает восхождение гор, поднятие к Богу как благоухание приятное Ему.

Жертва всесожжения приносилась каждый день утром и вечером, так что вечерняя жертва курилась до утра, утренняя – до вечера, т.о. жертва горела круглые сутки. Прп. Ефрем Сирин толкует это так: «Когда же Господь повелевает, чтобы огонь всесожжения не угасал до утра, тогда означается сим, что огнь закона не угаснет на алтаре до утра явления Еммануила». Пепел собирали священники в облачениях и выносили за стан в чистое место.

Глава вторая посвящена хлебной жертве, по-еврейски «minchah» — растительная жертва твердая, «nesech» — жертва возлияния. Могла быть самостоятельной, отдельно от кровавой, или добавочной при кровавой жертве.
Хлебная жертва могла приноситься в следующих видах:

-мука, сверху возливался елей и ладан благовония;

-печеный хлеб (лепешки с елеем или помазанные елеем);

-похлебка или суп (пшеничная мука с елеем);

-зерна в чистом виде с возлитым на них елеем.

Хлебная жертва не могла быть квасною и не должна была содержать мед (2:11), поскольку квасное производит брожение, которое евреи приравнивали ко гниению и считали образом нравственной порчи, греха. Запрет квасного соответствовал требованию беспорочности материала. Мед же, как легко окисляющийся продукт, тоже мог быть источником заквашивания. И, кроме того, пчелы садятся на мертвых и на нечистое. Блаженный Феодорит толкует сей запрет в переносном смысле: мед – запрет сластолюбия, квас – ветхость лукавства.
Хлебная жертва не могла приноситься без соли (Мк.9:49). Соль была символом оздоровления, нравственного очищения (т.к. препятствует брожению, разрушению). Прп. Ефрем Сирин образно объясняет, «что закон велит осолять жертву солью, т.е. любовью, которая своим приятным вкусом осоляет безвкусие земного».

В хлебной жертве всегда присутствовали мука (или зерна), елей, вино, как символ посвящения земледелия на служение Богу. Это была бескровная жертва, как прообраз Евхаристии. Она относилась к т.н. «великим святыням». Так назывались те жертвы, от которых не вкушал приноситель, а священник мог вкушать только в скинии. Всегда одна часть сжигалась, остальные отходили священнику для еды, ведь последние сами хлеб не выращивали. Хлебная жертва, приносимая от священника, сжигалась вся, без остатка.

Глава третья книги Левит содержит указания относительно мирной жертвы или жертвы спасения. Еврейское название «schlamim» от «schalom»-мир (идея полного мира приносителя с Богом) или глагола «schalem»-быть целым, воздавать (идея благодарности Богу).

Наряду со всесожжением это дозаконная жертва (Быт.31:54 –Иаков при расставании с Лаваном приносит такую жертву, что видно из того, что жертва соединяется с пиром, как и было при мирной жертве).
Виды мирной жертвы:

1)жертва хвалы (Лев.7:13, 22:29) – в благодарение Иегове и в прославление Его. К ней присоединялся квасный хлеб, но не для сожжения (2:11,6:17), а как добавление к трапезе после мирной жертвы. Эта трапеза являла собой таинственное общение с Богом, была торжественна и многолюдна.
2) жертва обета.

3)жертва вольная или по усердию (Лев.7:16, 22:18-21).
Последние два вида мирной жертвы носили частный характер. Трапеза после них была скромная, мясо можно было есть несколько дней (а в жертве хвалы мясо съедалось в день жертвоприношения).

Для мирной жертвы можно было брать животное любого пола (а в жертву всесожжения приносились только самцы), беспорочное, не упоминается о птицах, поскольку они малы и их сложно разделить на части, как предписывает закон в отношении мирной жертвы: жертва делилась на три части: часть для сожжения Иегове, часть для священника, часть для приносителей. Мирная жертва, в отличие от всесожжения, сжигалась не вся, а лишь ее отдельные части: тук, сальник на печени, почки, курдюк у овцы. Эти жирные части сжигались на жертвеннике вместе со всесожжением (3:5). Грудь, как лучшая часть, приносилась Иегове: приносящий брал ее себе на руки, священник под его руки подкладывал свои и двигал их взад-вперед, возможно крестообразно (как на Литургии возносятся Дары). Затем грудь и еще правое плечо передавались священнику и его семье, и они ели их на чистом месте. Остальное мясо доставалось приносителю, а он устраивал пир чистых в левитском смысле (Втор.27:7).

Нелишне упомянуть, что евреи не едят жир, сало, кровь. Запрет этот отчасти объясняется соображениями гигиены: в Палестине жарко, а жирные части быстро портятся при высокой температуре и  их опасно кушать. Прп. Ефрем Сирин на Лев.3:17 замечает, «потому что тук утучняет тело и приводит к невоздержанию. Кто ест тук – святотатец, т.к. похищает приносимое Господу и не воздает Ему того, что Ему отделено.
Есть также у прп. Ефрема толкование на 3:4, о «перепонке на печени, которая суть первое движение души к духовному деланию. Две почки и тук на них – это течение помыслов души и ее способность различать и разуметь».

Левит, глава четвертая:

жертва за грех – уже не дозаконная жертва, а установленная Моисеевым законом как обязательная при наличии греха, преступления, подлежащего жертвенному очищению. Это род умилостивительной жертвы, приносится за грехи по ошибке, т.е. по общечеловеческой слабости, а не с явным намерением. Речь шла о грехах против Бога (первые четыре заповеди), совершенные по неведению, сознательный же грех против Бога карался смертью (Числ.15:30). Смысл этой жертвы – воспитание совести евреев в чуткости к уклонению от нравственного долга. Что касается материала жертвы, здесь нет различия по материальному состоянию ответственных лиц, но есть зависимость от степени вины и от общественно – теократического положения. Чем выше по положению человек, тем крупнее животное: священник или князь приносили тельца, люди попроще – овцу или козла, низшие слои – голубей или горлиц.

Что касается тяжести греха, то, например, вина первосвященника ложилась на всех и становилась виной всего общества. Здесь в жертву приносили тельца, его кровь вносили в святилище (что свидетельствовало о тяжести греха и о полноте его очищения), семь раз кропили его, затем кровью кропили рога жертвенника курений, а остаток выливали к подножию жертвенника (4:6-7,16-18). Мясо жертвы за грех первосвященника не ели. Кровь жертвы за грехи князя народа или частного лица не вносилась в святилище, а ею кропили рога жертвенника всесожжения. Мясо употребляли в пищу священники (Лев.7:7; 6:18,26-29).

Пятая глава книги Левит посвящена вопросу о жертве повинности (ст.14-19,гл.6:1-7), которую не следует путать с жертвой греха (4:1-35, 5:1-13, 6:23-30).

Жертва повинности это всегда жертвоприношение только частных лиц за их индивидуальные грехи. Здесь преобладает идея возмездия или возмещения за правонарушение человека в отношении Бога или людей, преимущественно носит обрядово-дисциплинарный характер.

Для сравнения, жертва греха неоднократно приносится за целое общество, за весь народ (Лев.16, Числ.19). Преобладает идея евангельского отпущения грехов, моральный критерий. Прообраз Крестной Жертвы (6:24-30).
Какие грехи побуждали людей приносить жертвы повинности: утаивание чужого преступления, осквернение трупной нечистотою, безрассудная клятва и т.д. (5:1-13).

Часто жертва повинности и жертва греха приносились совместно (Числ.6:12,14).
Кто за недосугом не приносил вовремя посвященного Богу, с того Бог взыщет больше, чем требует приношение: сначала нужно заплатить весь божественный долг, а потом еще пятую часть цены и овна.

Главы 6 и 7 повторяют и дополняют постановления о различных жертвах.

Итак, жертвы наряду с молитвословиями являются существенной частью религиозного культа. Древнейший смысл жертвы в том, что человек, которому было дано все, мог отплатить только одним: отдать все. Обычай приносить жертвы божеству существовал и у язычников, и в среде народа избранного еще до Моисея (как уже было сказано выше). В том числе и обычай приносить кровавые жертвы. Многих смущает тот факт, что в Ветхий Завет не только позволяет приносить в жертву живые существа, но и так подробно регламентирует, что и как нужно делать, как правильно выпустить кровь и т.д. Поэтому важно остановиться на вопросе о смысле ветхозаветных жертв.

Евреи приносили кровавые жертвы:

-два раза в день – жертва всесожжения (Исх.29:38, Числ.28:3,4)

-Соломон в день своего помазания принес в Гаваоне тысячу всесожжений (3Цар.3:4)

-в день освящения храма было заклано 22 тысячи волов, 120 тысяч овец (3Цар.8:63, Пар.7:5)

-другие цари тоже приносили жертвы: Давид (2Цар.6:13), Иосафат (2Пар.17:4), Езекия (2Пар.29:32,33).

Какой смысл вкладывали приносящие в то, что делали? Многие, особенно среди язычников, верили в то, что жертвенные животные приносились божеству вместо человека. Отсюда, видимо, и обычай закалать не всех животных, а домашних, которые находились поближе к человеку. Плутарх приводит пример принесения египетскими жрецами в жертву Тифону рыжего быка, на котором не должно было быть ни одного волоска, а на его тело ставили печать с изображением стоящего на коленях человека с завязанными руками и мечем у горла. Знает история и массу случаев, когда божеству жертвовали собственно людей, преимущественно чистых девиц, юношей, высокопоставленных лиц, поскольку это было «приятней Богу». Персидский царь Ксеркс перед походом на греков принес в жертву сына своего друга лидийского царя, а  его супруга зарыла живыми в землю 14 персидских юношей, сыновей персидских сановников. Сирийцы специально раскармливали рабов и умерщвляли их в честь богов. В Лаодикии ежегодно в жертву Астарте приносили невинную девушку. Финикийцы приносили Молоху грудных младенцев, первенцев умерщвляли в честь Сатурна.

Кости жертв почитались, их даже возили с собой в путешествия. Афиняне каждый Новый год жертвовали Минотавру 7 юношей, 7 дев, побивая их дубинками. Критяне со спины случайно попавшего к ним чужеземца сдирали кожу, чтобы извлечь кровь, которой приписывалась искупительная сила и которую потом пили. Таврической Артемиде ежедневно приносили в жертву мужчину из чужестранцев, потерпевших кораблекрушение. Греки имели обычай перед сражениями приносить человеческие жертвы, на роль которых часто находились добровольцы.

Все эти народы с их верованиями и обрядами окружали молодой Израиль, который легко увлекался языческими культами и доходил даже до человеческих жертвоприношений, на что можно найти ссылки в Писании: Пс.105, 4Цар.16:3, Иез.16:20,21,23,37; 4Цар.17:17. Особенно популярен был культ Ваала и Молоха под влиянием финикийцев и хананеев.

Но Богу неугодны такие жертвы (Иер.7:31, 19:6). Люди верили, что только смерть самого невинного есть истинная жертва примирения с Богом и решили, что это – младенцы. Такая идея лежала, возможно, в основе ветхозаветного посвящения Богу всех первенцев. Этот закон был установлен еще до Исхода (Исх.13:1-2, 22:29, Числ.3:13,8:17). «Посвятить» прежде всего, означает «заклать и принести в жертву», а уже потом – «служить Богу» (1Цар.1:28).

Милосердный Бог не допустил, чтобы евреи приносили в жертву первенцев, повелев через Моисея выкупать первенцев – сыновей (Исх.34:20). Сначала первенцев заменили левитами, выделив их только на служение Богу. Потом первенцев выкупали за пять сиклей. Потом установлен закон, по которому богатые должны были приносить за сына в жертву однолетнего агнца во всесожжение и голубя за грех, бедные двух голубей или горлиц – одного во всесожжение, другого за грех (Лев.12:6-8).

Новозаветные писатели видят в ветхозаветных жертвах прообраз Крестной Жертвы (Евр.10:1-4, Ин.1:29, 1Пет.1:18,19). Святой Иустин Философ в «Разговоре с Трифоном иудеем» рассуждает о прообразовательном значении ветхозаветных жертв. Кирилл Александрийский, Ефрем Сирин, бл. Августин и Иоанн Златоуст тоже говорят об этом. Вот цитата последнего: «Сами по себе жертвы не были приемлемы, но были благоприятны Богу ради своего первообраза. Был ли приносим в жертву агнец, он был образом Спасителя, телец тоже изображал Господа…».

Кирилл Александрийский: «Иисус Христос больше всего прообраз жертвы всесожжения (т.к. Он весь приносится Богу Отцу во благовоние благоприятное)». Просфора, используемая для пресуществления в Тело Христово, называется Агнец.
Можно даже привести список наиболее характерных прообразовательных черт ветхозаветных жертвоприношений, относящихся ко всем видам кровавых жертв:

- не всяких животных приносили в жертву: только тельцов, ягнят и козлов;

-жертва должна быть мужеского пола (кроме Лев.3);

-без порока (Лев.1:3,3:1,22:19, Малах.1:8);

-«поставить пред Господом» означает привести к дверям скинии собрания (Лев.1:3), в Иерусалимском храме животных вели по многочисленным ступеням, переходам и, если оно издавало хоть один звук, его считали негодным для жертвоприношения;

-во дворе скинии животное встречал священник, возлагал на него руки (Лев.1:4), читал молитвы об очищении грехов приносящих;

-священник быстро умерщвлял животное большим ножом, если оно опять же издавало звук, жертву считали неугодной Богу и не совершали дальнейших действий;

-кровь угодной Богу жертвы сливали в медный сосуд и затем священник кропил: сначала рога жертвенника, затем жертвенник, затем он большим пальцем правой руки семь раз бросал кровь на завесу храма, а оставшуюся кровь сливал в подножие жертвенника;

-далее священник отрезал голову жертвы, труп крестообразно делил на 4 части: левое плечо с сердцем брал в правую руку, поднимал ее вверх и по ступеням поднимался на жертвенник, где уже горел костер сухих дров. Там, «потрясая пред Господом» жертвенным мясом (по мнению толкователей, он крестообразно осенял им четыре стороны) и опускал его в костер со словами «Святая Святым». Правое плечо и часть груди поступали в пищу священникам, остальные части – богомольцам, которые употребляли их как святыню;

-особое значение Божественное Откровение приписывает жертвоприношению в день очищения, когда сам первосвященник очищал себя и дом свой, и все общество (Лев.16:1,11,17);

-сам жертвенник служил образом Голгофы, а рога жертвенника – прообраз Креста: их в первую очередь помазывали жертвенной кровью. А также существовал закон, по которому невольный убийца мог вбежать на жертвенник и ухватиться за рог (Лк.1:69, Пс. 131:17, 1 Цар.2:10), что спасало его от смерти. Иначе, по закону мести, его могли убить родственники умершего. Так и мы спасаемся Христом.

Но и Священное Писание, и отцы Церкви неоднократно подчеркивали, что кровавые жертвы без сокрушения о грехах приносящих, без веры в обетованного Искупителя бесполезны (Пс.50:19, Притч.15:8, 21:27, Ис.66:3, Иер.6:20, Мих.6:7, Сир.34:9, Ис.4:11).

То, что Ветхий Завет прообразовал Христа Спасителя, можно видеть и из слова Господа на Кресте «Совершися» (Ин.19:30), т.е. ветхозаветные прообразы с того момента утратили значение, ибо на Голгофе принесена Вечная Жертва примирения, кровавые жертвы дохристианского мира теперь не нужны. И то, что в течение 5 тысяч лет было нормой, как-то естественно ушло, кровавые жертвы перестали приносить не только евреи, но даже и язычники, без специальных на то запретных мер.


Ветхозаветное жертвоприношение показывало, что плод греха — смерть, происходило некоторое самоотождествление грешника с жертвой, смерть которой следует за его грехом.
Жертва – это откровение любви Бога ко грешнику и ненависти ко греху. Грешник остается жив, а погибает жертва. И полное откровение любви этой есть жертва Христова, когда за грехи человека Бог Свою человеческую жизнь приносит в жертву.



pgt 0.0589 сек. / запросов: 4 / кэширование: включено



© 2003-2015 Разработка и дизайн сайта - Галина Березовикова<